Интервью с Николаем Куликовым

14 декабря исполнилось 60 лет директору СШОР «Русь» Николаю Ивановичу Куликову. Поздравить с юбилеем одного из самых опытных директоров спортшкол в Москве, да и во всем московском чемпионате отправилась и наша редакция.

- Николай Иванович, из этих 60 лет сколько лет вашей жизни было отдано хоккею и как вообще началось знакомство с этим видом спорта?

- В детстве я очень любил хоккей, и у меня была мечта стать профессиональным игроком. Жил я тогда в можайском районе, и мы с мальчишками сами готовили, заливали лед, играли на улице. После школы я поступил в училище и тоже продолжал играть. На первенстве Москвы среди техникумов мы заняли первое место, но тут я получил серьезную травму, и врачи сказали, что с хоккеем надо завязывать, поэтому как хоккеист я не получился и до большого спорта так и не дошел. Жить нужно было дальше, я учился, работал, снова учился и когда в 1988 году переехал в район Орехово-Борисово моя жизнь изменилась. У нас собралась группа энтузиастов — любителей хоккея, которых всех организовал Николай Федорович Савенков, и летом 1988 года мы вместе с исполкомом красногвардейского района построили три хоккейные коробки. Раньше ведь три процента от квартплаты шло на спорт, а район спальный, большой, денег было достаточно, поэтому справились за одно лето. К тому же нам выделили часть помещения ДЕЗа, а это где-то около 500 квадратных метров, для организации клуба по месту жительства, плюс мы закупили форму, и уже в первую зиму набрали 200 детей. Клуб тогда назывался очень интересно - «Дисковер» - это первые буквы восьмистрочного стихотворения. И вот начался этот дисковер, мы начали играть «Золотую шайбу», стали выигрывать, соперничали тогда с «Вымпелом». С самого начала все как-то задалось, даже погода нам была «на руку», в 1988-1989 выдалась шикарная зима. Помню, первый лед мы начали заливать 29 октября, а над нами все смеялись, мол: «Что вы делаете, еще все растает», но лед у нас был аж до 1 апреля. Так что первый сезон сразу дал приличный шаг для дальнейшего формирования команд. Через сезон мы уже играли в первенстве Москвы среди известных клубов при заводах МЭЛЗ, «Алмаз», «Молния», «Красный октябрь» и т.д... Тогда мы заняли 4 клубное место, потом может быть поднялись и выше, но при распаде Советского Союза предприятия не смогли содержать свои команды и остались только «Москвич», «Локомотив», мы и «Вымпел». Поиграв два сезона в этой четверке, «Локо» и «Москвич» тоже закончили свое существование, а нас, как и «Вымпел», перевели в первую группу. При этом льда своего не было, с московскими командами в основном играли в гостях. На улице принимали такие команды как «Кристалл» (Электросталь), «Химик» (Воскресенск), так что когда-то чемпионат Москвы играли во дворе и нормально. Начали набирать кое какие очки, но школу содержать было очень накладно, мы арендовали лед и в институте физкультуры, и на Локомотиве, и в Лужниках на малой арене. Лед нам выделяли поздно вечером, мы бежали в метро, чтобы успеть до закрытия, иначе на пересадку можно было не попасть.

- Тогда на первенстве Москвы команды играли тоже по возрастам, ваше представительство было полным?

- Мы играли всеми возрастами, иначе бы нас не включили в чемпионат Москвы. Из шести команд просто кто-то был сильнее, кто-то слабее, но играли все и в первом сезоне мы школой набрали 9 очков. И, честно, вопрос тогда стоял о закрытии, финансирования не хватало, но на наше счастье префектом южного округа был назначен Валерий Павлинович Шанцев, который очень любил хоккей, был ярым болельщиком «Динамо». Мое знакомство с ним состоялось в Лужниках и сразу же он пригласил меня на беседу в префектуру. Как оказалось, я пришел к нему в первый день его назначения на должность и результат нашего разговора не мог не радовать. Он сказал, что они с Юрием Михайловичем Лужковым решили строить катки в Москве и первый каток построят нам. Были предложения строительства по финским вариантам, канадские проекты, но остановились на нашем отечественном производителе. Наш каток строил ВНИИ Монтажспецстрой. 5 мая 1997 года приехали первые бульдозеры, а 27 декабря мы уже вышли на лед, было построено все очень быстро и очень здорово. Для нас это был не каток, а настоящий дворец. Школа же с появлением своего льда, конечно, начала прогрессировать и очень заметно. В 2001 году мы получили статус Специализированной детско-юношеской школы олимпийского резерва. И на данный момент из наших ребят 39 человек играло и играет в КХЛ, 2 хоккеиста в НХЛ, многие продолжили свою карьеру в высшей хоккейной лиге, играют наши воспитанники и в молодежке. Я считаю, что за эти 20 с лишним лет школа, так скажем, неплохо сработала и продолжает работать, надеюсь еще порадует всех.

- Когда и как появилось такое краткое и емкое название «Русь» и как вы стали ее директором?

- Директором школы я работаю с 1994 года, сначала я был старшим тренером клуба «Дисковер», потом клуб распался, нас отдали в образование, была 3 школа, потом третья стала 47. В общем, переименований было много. У меня, в принципе, 2 места работы, а трудовая книжка уже почти заканчивается. Название «Русь»  придумано тогда, когда нас отдали в образование, а это совпало с переменами в стране. Тогда все вместе начали думать над тем как нас назвать и проскочило такое звучное, емкое слово «Русь», так сразу и прижилось. Название даже сохранилось, когда нас в 1994 году отделили и создали самостоятельную хоккейную школу.

- Расскажите, с какими командами вы поработали как тренер, сколько выпусков прошло в вашей жизни?

- Я начинал работать с мальчишками 1978 года рождения, это был первый мой набор, ребятам тогда было по 10-12 лет. Из этой команды никто не заиграл, но трое игроков попали к Сергею Наильевичу Гимаеву, один из них даже съездил на финал России, стал чемпионом, но как-то дальше не пошло. Видимо, сказалось то, что поздно начали заниматься. Потом у меня был 1985 год, с которыми мы 4 года были чемпионами Москвы, два раза в составе сборной Москвы, где основа была команда «Русь», становились чемпионами России. В общем, хороший был набор и выпуск, но в большой хоккей заиграло тоже немного человек, должно было быть больше. Денис Толпеко поиграл в Филадельфии, сейчас играет в КХЛ, играли и Антон Дубинин, Сергей Борисов, Рустам Сидиков. После выпуска ребят 1985 года рождения, у меня был 1992 год, среди которых можно выделить Рому Рукавишникова, потом я набирал 2000 год, но передал ребят Сергею Алексеевичу Сальникову. Сейчас я уже не тренирую. А если говорить про удачные выпуски «Руси», то можно отметить парней 1985, 1987, 1990, 1997 годов рождения. На данный момент команда 2003 года рождения — это Чемпионы Москвы и России, которые, надеюсь, будут только прибавлять и вырастут в больших хоккеистов.

- За время создания школы, наверное, сложнее было набрать не детей, а тренерский коллектив, ведь это должны быть и профессионалы своего дела, и детей любить, и свою работу, и с уважением относился к коллективу. Как решался этот вопрос?

- Вы правы, детей набирать не сложно, так как желающих играть в хоккей очень много, особенно сейчас. Правда, раньше дети сами шли, в нынешние времена в хоккей тебя приводят родители. Но отбоя от желающих заниматься не было и нет, и это не только мальчики, но и девочки. Вот, например, Аля Штарева 1997 года рождения играет в женской сборной России. Еще несколько девчонок продолжают спортивную карьеру.

Что касается тренеров, то в любом коллективе подобрать не равнодушных к своему делу людей — это непростая работа, а в детском хоккее тем более. Тренером может стать только тот человек, который реально любит детей, а без любви какой бы ты не был профессионал, результата не будет, потому что дети все чувствуют и понимают. Повторюсь, но только у тех тренеров, которые любят детей, есть хороший спортивный результат, и у них вырастают хоккеисты высокого уровня. И мне повезло, что в нашем коллективе собрались именно такие специалисты. Тренерский состав сформирован достаточно давно, тренеры отработали по 15-17 лет в школе. Сейчас подтягиваем и молодых ребят, потому что все-таки взрослеем, не скажу, что стареем, но накопленный опыт передавать нужно. И меня радует, что наши молодые специалисты — это наши выпускники. Преемственность поколений существует.

- Определенное время вы совмещали работу тренера и директора, сейчас же больше внимания уделяется административной работе и организационным вопросам, с чем это связано?

- Времена меняются и, к сожалению, с каждым годом становится почему-то больше бумажной работы, очень много разных директив, которые надо исполнять, очень много надо отписываться. Раньше с этим делом было попроще, хватало времени и тренировать, и заниматься административной работой, сейчас полностью переключился на второе. Мы работает в системе ФСО «Хоккей Москвы», это объединение было создано в 2009 году, и школы по всей Москве объединили для общей работы на результат. Результата как такого не получилось, но свои позитивные моменты есть. И я благодарен руководству учреждения в лице генерального директора Сергея Пантилимоновича Бабинова за плодотворную работу и за помощь в развитии нашей школы. Все мы работаем на совесть и на благо российского хоккея. Будем продолжать в том же направлении.

- Есть еще одна станица в вашей биографии - это ваши дети. Как вы отнеслись, что сын и дочь тоже выбрали хоккей, и если для парня — это нормальный выбор, то для девочки скорее неожиданный…Как жена на все это реагировала?

- Хоккей в нашей семье был всегда. И начнем с того что, мой старший сын Сережа 1978 года рождения даже тренировался у меня, но у него не пошло, хоккей — это не его вид спорта, было не достаточно игрового мышления. Я это понимал, поэтому отдал его в легкую атлетику, так как бегал он быстро. Конечно, Сережа обижался на меня, но мы сделали правильный выбор. Володя же, будучи еще совсем маленьким, сразу встал в ворота, я видел его желание, и у него получалось, играл за 1979 год в «Золотой шайбе», при том, что он 1981 года рождения. Его заметил Владимир Иванович Трунов, пригласил в ЦСКА, и, буквально с первого класса, он начал ездить в армейский клуб тренироваться, вырос до определенного уровня, был задрафтован Торонто в НХЛ. У него что-то срослось, что-то нет, поиграл в Суперлиге Чемпионата России, сейчас тренирует вратарей в молодежной и в олимпийской сборной России. Дочка родилась, когда Вове было уже 15 лет, он серьезно занимался хоккеем, вся семья жила этим видом спорта, поэтому Даша выросла на катке, она все видела и все впитала в себя. Единственное, мы сначала не хотели ее ставить в ворота, и она каталась в поле, но желание стать вратарем у нее было всегда. Даша подговорила свою бабушку, которая, в свою очередь, уговорила меня, и мы решились надеть на дочку эту тяжелую вратарскую форму. Тогда думали, что ей будет трудно, и она откажется, но она вышла с тренировки и у нее сияли глаза. Так она и стала вратарем, поиграла в молодежной сборной России, но в Москве нет взрослой женской команды, а из детского хоккея Даша выросла, поэтому она решила закончить с профессиональным спортом, сейчас учится в институте физкультуры и работает. Но всего этого не было бы, если не наша замечательная мама и жена. Она у нас как декабристка, поддерживает все наши начинания. Переживает, конечно, но считает своей главной задачей — семью, которую надо накормить, проводить, приласкать, создать все условия для того, чтобы дети играли и муж работал, ни на что не отвлекаясь. Нам очень повезло с ней.

- За время своей работы в детском хоккее, я очень часто бываю на разных катках, а так как игры проходят в выходные, то достаточно трудно пересекаться с директорами школ, но не в «Руси». Вы всегда здесь присутствуете, смотрите игры, поддерживаете своих подопечных, при этом и выезжаете с командами на гостевые матчи. И жена всегда с вами...

- Знаете, когда у меня спрашивают: «Николай Иванович, почему вы не дома?», я всегда отвечаю: «Почему не дома, я дома». И это не просто слова, жена у меня тоже дома, и все те, кто работают здесь, кто тренируется, родители игроков. У нас приятно находится на катке. В выходные дни игры приходят смотреть и завуч, и методист, и коллеги. Все интересуются, поэтому и страница в соцсетях у нас есть, где информация идет мгновенно для тех, кто не смог приехать на игру. В общем, вся школа живет одним дыханием, все переживают, поддерживают друг друга. Дружный, единый коллектив. У нас практически все администраторы работают с момента открытия, заливщики, холодильщики и другие работники, только единицы сменились

- И, если все сами видели, не нужно летучки собирать, плюс, имея опыт, можете в перерыве матча подсказать что-то тренеру...

- У нас идет постоянное общение. Еженедельно мы проводим тренерские советы, на которых подробно разбираем игры, потому что тренер со скамейки и коллега со стороны могут видеть ситуацию по-разному. Друг другу советуем и никто не стесняется спросить, никто не стесняется помочь. Нормальный живой коллектив.

- Когда вы начинали было 8 школ, которые играли в первенстве Москвы,
конкуренция за место в любой команде была очень большой, игроков способных было тоже больше, сейчас же количество катков увеличилось и, смотря на сегодняшнее проведение чемпионата, складывается ощущение, что конкуренция существует далеко не везде. Получается, что в Москве две, максимум три команды, которые набирают игроков выше среднего уровня. Как вы оцениваете период становления хоккея, какие наиболее интересные моменты были и когда форма проведения чемпионата была лучше? И как вы думаете, хоккейная жизнь сейчас застопорилась, или все же есть прогресс?

- Может быть, я сейчас скажу крамольную мысль, но, я считаю, что ранним набором детей мы немножко губим хоккей, потому что сложно разглядеть в четырех - пятилетнем мальчишке какие-то задатки. Тем более что не сам мальчишка принимает это решение, ведь нереально в таком возрасте самому что-то выбрать. Вот, например, ребят 1985 года рождения я набирал тогда, когда они уже были во втором классе. Плюс, мы два-три месяца занималась в спортивном зале, после чего я говорил, кому нужно покупать коньки, а кому не стоит, чтобы не тратить время и деньги в пустую. Сейчас же ребенка в пять лет привели, научили за три года кататься и считают, что он хоккеист, но, знаете, медведь в цирке тоже на коньках может стоять и клюшку в лапах держать, но хоккеистом хорошим он никогда не станет. А бывает талантливый ребенок в девять лет сам пришел, понимает- зачем и почему, но кататься не умеет, а тренеру с ним не до дополнительных занятий, ведь лишнего льда нет. Через год мальчик бы догнал всех остальных, а потом и вовсе заиграл в большой хоккей, но из-за отсутствия условий мы теряем хоккеистов. А еще раньше ребят отбирал двор, вот когда тебя старшие взяли к себе поиграть, можно было смело идти и записываться в спортивную школу.

Конечно, сейчас очень много детей занимается хоккеем, каждый набор 80-100 человек, они сразу встают на коньки, начинают кататься, и только со временем все проясняется, и если потом ребенок не играет, у родителей возникают претензии, и сразу тренер плохой... Тренер не может научить играть в хоккей того, кому Бог не дал, есть расхожая поговорка: «Сколько корову не тренируй, быстрее оленя не побежит». А спорт — это высокие достижения, и в хоккей играет только 20 человек, поэтому отсев на сегодняшний день жесткий, не все родители готовы к этому. И это еще одна проблема, ведь родители должны доверять тренеру, и если привели своего ребенка к определенному специалисту, должны его слушать. Нет взаимопонимания, найдите другого тренера, иногда такие искания заканчиваются на второй или на третьей команде, а бывают и круг проходят, могут сменить 8-10 команд и вернуться обратно, но результат один и тот же.

Из всего из этого можно сделать вывод, что когда ребята в хоккей приходили осознано, коэффициент выхода был намного выше. Когда же тебя приводят родители, а детям не факт, что вообще это нравится, в этом нет никакой пользы. И что совсем обидно, это то, что лихие 90-е убили дворовый хоккей. Современные дети не выходят на улицу, чтобы поиграть во что-то, им для жизни нужны лишь гаджеты, из-за которых не хватает двигательной активности и игрового мышления. Сейчас даже когда родителям говоришь, что нужно вашему ребенку играть в баскетбол, футбол, они не понимают зачем это нужно, ведь они пришли на хоккей. А играть надо во все, нужно больше двигаться, бегать, прыгать, координацию развивать, но родители в этом плане тяжелые стали.

- Если говорить про школу, то, как вы развиваетесь? Ведь если раньше было достаточно льда, который не зависит от капризов погоды, который можно эксплуатировать практически круглогодично, то сейчас этого мало. Жизнь не стоит на месте, требуется необходимость и занятий на тренажерах, и в зале, и занятий акробатикой. Для того чтобы совершенствоваться в спортивном мастерстве нужно применять новые методики.

- Когда строили катки, конечно, не продумали всего, ведь помимо льда, должен быть и спортивный зал, но 1997 год был непростым: дефолт. Тяжелая экономическая ситуация. И спасибо Юрию Михайловичу и Валерию Павлиновичу, что они, несмотря на это, смогли вообще построить нам каток, так скажем, было «не до жиру», и мы не просили бассейна, спортзала, хотя это было необходимо. Нам повезло, что через 10 лет нам построили ФОК, который находится в 300-400 метрах от нас. Там есть и спортивный и тренажерный залы, мы всем эти пользуемся, это хорошее подспорье, которое дает нам определенный плюс перед другими школами.

- И это видно по результатам, ведь положение ваших команд выше положения таких сторожил, как «Крылья Советов», «Спартак».

- Ваша правда. К тому же в этом году Регламент изменился, после первого этапа в каждом возрасте в первой группе осталось по 8 команд, и все наши зачетные возраста попали в эту восьмерку. 2003 год на лидирующих позициях, 2004 находится на 3 месте, все остальные года занимают пятую-шестую строчку. Теперь будем готовиться ко второму этапу, где пойдет уже другая борьба, борьба за выход в финал России, перед командами стоят другие задачи, другое отношение и тем интереснее будет хоккей.

- Как вы относитесь к тому, что сейчас все очки обнуляются? Ведь спорт, есть спорт, могут быть травмы, может чего-то не хватить, проходных матчей уже не будет, борьба будет острее, а конкуренция более жесткая.

- Лично я противник отмены очков, потому что в этой ситуации можно выиграть три игры, а проиграв всего одну, оказаться за бортом первенства России, а это неспортивно. Но большинством было принято такое решение, и мы будем работать так, как решили, другого варианта нет, регламент принят и утвержден. На следующий сезон будем пытаться внести изменения в регламент.

- Многое из ваших планов и надежд уже претворилось в жизнь, надеемся, что и дальше все задуманное будет сбываться. Желаем вам всего наилучшего, не стоять на месте и еще долго работать на благо хоккея.

- Спасибо, для меня главное — это растить хоккеистов для большого хоккея. Еще полной удовлетворенности проделанной работой нет, но ребята на подходе, ими интересуются скауты, агенты. Надеюсь, еще многих наших воспитанников будет ждать большое хоккейное будущее.

1992 год. Николай Иванович Куликов и команда 1978 г.р. - победители первенства Москвы среди клубов.

кап