Интервью с Александром ГОЛИКОВЫМ

АЛЕКСАНДР ГОЛИКОВ:

ТРЕНИРУЮСЬ ТРИ РАЗА В НЕДЕЛЮ

С двукратным чемпионом мира, серебряным призером Олимпийских игр, заслуженным мастером спорта Александром Голиковым мы встретились в одном из крупнейших торговых комплексов Москвы, где оборудована настоящая хоккейная площадка с трибунами.

 

ПЕРВЫЙ ТРЕНЕР ЗАПОМИНАЕТСЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

- Александр Николаевич, какими судьбами вы оказались в этом торговом комплексе?

- Здесь по понедельникам тренируются "Легенды хоккея СССР". Лед нам предоставляет спонсор.

- Теперь сосредоточимся на вас. Где и в каком возрасте вы приобщились к хоккею?

- Это было в Пензе. Тогда в Советском Союзе миллионы людей реально занимались физической культурой, в школах, институтах, на заводах. Во дворах мальчишки практически все свободное время играли зимой в хоккей, а летом - в футбол, баскетбол, волейбол. В общем, люди разносторонне развивались физически. Меня больше других видов спорта увлек хоккей. Мне было семь лет, когда я записался в школу "Дизелиста". Там и сделал свои первые шаги под руководством Сергея Ивановича Моисеева, брата олимпийского чемпиона, заслуженного тренера СССР - Юрия Ивановича Моисеева. Вторым моим наставником был Осадчий Станислав Александрович. И постепенно я пошел-пошел. В девятнадцать лет оказался в воскресенском "Химике". По моим стопам шагал младший брат Владимир, который младше меня на два года.

- Вы как-то тянули за собой младшего брата?

- Нет, делать это не нужно было, он сам горел желанием заниматься хоккеем и добиться серьезных результатов.

- Чем вам запомнился Сергей Иванович Моисеев?

- Первый тренер запоминается на всю жизнь, если он настоящий профессионал. А Сергей Иванович именно таким был. Он умело направлял нас во всем, учил кататься, обращаться с клюшкой, делать броски и пасы, думать на льду. Но особенно тщательно мы под его руководством шлифовали катание: лицом, спиной вперед, повороты. Усвоенные под его руководством азы и позволили мне со временем стать мастером.

- Как вы перебрались из "Дизелиста" в "Химик"?

- Меня пригласили в юниорскую сборную СССР, которую тренировал Николай Семенович Эпштейн, тогдашний наставник "Химика". Мы участвовали в первенстве Европы, в Чехословакии, в городе Прешов, и заняли там первое место. После этого турнира Николай Семенович позвал меня в Воскресенск, в свою команду. Мы с ним переговорили, и остановились на том, что пока еще мне в "Химик" рановато, годик поиграю в "Дизелисте". Так и сделали, через год я оказался в воскресенском клубе.

 

ПРЕДПОЧЕЛ "ДИНАМО"

- А как переходили в московское "Динамо"?

- Я заканчивал педагогический институт в Коломне, и возник вопрос об армейской службе. У меня было два варианта: ЦСКА или "Динамо". Оба клуба имели на меня виды. Я предпочел динамовский коллектив. Перейти в "Динамо" меня убедил Владимир Владимирович Юрзинов. Может быть, несколько пафосно прозвучит, но мне хотелось попасть в такую команду, которая составила бы конкуренцию ЦСКА.

- А почему же все-таки в 70-80-е годы столичным динамовцам так и не удалось потеснить земляков-армейцев с первой ступеньки пьедестала почета?

- Думаю, вы в курсе, что в то время все сливки поначалу доставались армии, а остальные довольствовались оставшимся. Вот и ответ на ваш вопрос. Да, мы близки были к золотым медалям, был момент, когда на десять очков опережали ЦСКА, но в итоге первыми вновь стали армейцы. Обидно, что нам так и не удалось тогда дотянуться до золота.

- Но все-таки, наверное, самое обидное для вас поражение - это проигрыш американцам на Олимпиаде 1980 года в Лейк-Плэсиде?

- Так и есть. Тут сложно кого-то обвинять. Бывает такое в спорте, когда команда имеет явное преимущество над соперником, а результата это не приносит. Вот и у сборной СССР тогда выдался черный день. Перед матчем на Олимпийских играх мы обыграли американцев в контрольной встрече 10:3. А тут нашла коса на камень. Сборная была у нас тогда очень сильная. Но не шла шайба в американские ворота - и все тут: то штанга, то конек, то клюшка…

 

БРАТСКИЙ ДУЭТ

- Вы ведь с братом вместе в одной тройке нападения играли, и в клубе, и в сборной…

- Да, как только Володя пришел в "Динамо", мы сразу стали вместе с ним выходить на лед, как и в "Химике". Нашим партнером сначала был Александр Мальцев, потом Петр Природин.

- Наверное, со взаимопониманием в вашей братской связке проблем не было?

- Можно и так сказать. Конечно, мы с братом хорошо чувствовали друг друга на площадке. Я безо всяких слов, жестов знал наперед на 99 процентов, что Владимир сделает на льду в следующее мгновение, четко представлял себе, где открыться, куда отдать. Так же и Володя. Сыгранность - это одно. Но у нас еще было одинаковое понимание игры. Поэтому я мог спокойно, не глядя, отдавать пас, потому что брат оказывался именно в том месте, куда я посылал шайбу.

- А было ли у вас с младшим братом какое-то соперничество?

- Даже в мыслях такого не было. Мы всегда друг другу во всем помогали. Вместе с тем я не тянул его ни в "Химик", ни в "Динамо". Он сам пробивался, принимал решения.

- В то время динамовцы числились в пограничных войсках…

- И я тоже. Майор в отставке.

 

ДВАДЦАТИВОСЬМИЛЕТНИХ СЧИТАЛИ СТАРИЧКАМИ

- Насколько сложно вам было уходить из большого спорта?

- Ситуация тогда возникла сложная. Мне предъявляли претензии, что я снизил свое спортивное мастерство, стали давать мало игрового времени. В общем, выживали из команды. Самое неприятное, что при этом мне не разрешили переходить в другие клубы, а предложения у меня имелись. И я как военнослужащий обязан был подчиниться.  В итоге повесил коньки на гвоздь в тридцать один год. А ведь вполне мог бы еще несколько сезонов отыграть.

- Сейчас до сорока играют.

- А в то время игрока уже в двадцать восемь лет считали старичком. Тогда говорили: "Долгожители в спорте нам не нужны".

- Чем занялись, когда завершили выступления?

- Трудился в Московском городском совете "Динамо" старшим инструктором по физической подготовке. А в 1991 году уехал работать тренером-консультантом в Японию. Вернулся оттуда в девяносто втором, и меня взяли на работу в Федерацию хоккея России, тренером юношеских и молодежных сборных команд. Проработал в этом качестве до 2000 года. Потом был главным тренером в пермском "Молоте" и воскресенском "Химике". А сейчас играем с братом за ветеранов, пропагандируем хоккей.

- Кто через ваши руки прошел, когда вы работали с молодежью?

- Например, Алексей Калюжный, Сергей Мозякин, Игорь Емелеев.

 

ПО МЕРЕ СИЛ

- Сейчас вы принимаете активное участие в деятельности Ночной хоккейной лиги.

- Я куратор конференции "Юг и Северный Кавказ". По мере своих сил способствую развитию любительского хоккея в южных регионах нашей страны, пропагандирую здоровый образ жизни.

- И есть в южных краях реальные подвижки?

- Очень многое зависит от наличия ледовых площадок. Например, на  сегодняшний день они построены в Сочи, Краснодаре. Сложнее в Северной Осетии, там пока всего один каток. Но собираются строить два тренировочных поля. А желающих заниматься там очень много. В целом в стране сейчас острый дефицит ледовых арен, несмотря на то, что строится немало катков. Однако положительные сдвиги в развитии хоккея, в том числе и любительского, безусловно, происходят.

- У вас есть сыновья?

- Два сына.

- Они как-то к хоккею причастны?

- Младший был причастен. Он ведь играл. Но в связи с серьезной травмой ему пришлось закончить. Хотя надежды парень подавал. Старший сын тоже занимался в динамовской школе, но скажем так, больше для себя, для здоровья.

- Вам хватает одной тренировки в неделю для поддержания формы?

- Так мы с братом еще в "Динамо" катаемся. По воскресеньям - на новогорской базе, по четвергам - на катке динамовской СДЮШОР. Так что при желании можно трижды в неделю тренироваться.

 

РАБОТАТЬ НА ПЕРСПЕКТИВУ

- Как, на ваш взгляд, развивается современный хоккей? Не потеряла ли в последнее время игра часть своей привлекательности?

- Все начинается с детского хоккея. И здесь у нас, на мой взгляд, не совсем правильный подход. Проработав девять лет в ФХР, я поездил по всей стране. И сделал вывод, что нарушена система подготовки игроков. Сейчас в каждом возрасте с тренера требуют сиюминутный результат. Это в корне ошибочно. О качестве работы детского наставника нужно судить, прежде всего, по тому, сколько и каких игроков он вырастил для большого хоккея. Хоккеист, окончивший детско-юношескую школу, должен уметь правильно кататься, бросать, пасовать, принимать быстрые и разумные решения на площадке. А у нас так: заняла команда первое место, значит, хороший у нее тренер. Если же работает наставник юных хоккеистов на перспективу, не ставит во главу угла набранные очки, то он никому не нужен. 

Многие детские тренеры сегодня делают упор на "физику".  И глядишь: физически крепкие игроки, а кататься толком не умеют, мыслить на льду не могут. Бегают по льду, все одинаковые. Есть, правда, единицы одаренных хоккеистов. А раньше у каждой сильной команды было свое лицо, которое ни с кем не спутаешь.

Думаю, необходимо выстраивать такую систему, при которой тренеры были бы кровно заинтересованы главным образом в подготовке высококлассных игроков, имели бы хорошие стимулы для такой работы.

К сожалению, нынче президенты клубов КХЛ не слишком заинтересованы в работе детских школ, им подавай уже готовых игроков.  Плохо и то, что материальное обеспечение занятий детей хоккеем зачастую ложится на родительские плечи. А хоккей, мягко говоря, недешевый вид спорта. И получается, что нередко теряем способных ребят из-за того, что родители не в состоянии приобрести своим детям экипировку. Или такая проблема: мальчишки по воле пап и мам бегают из школы в школу и так зарывают в землю свое дарование.  

Вместе с тем в других странах, скажем, в Финляндии, Швеции переняли советский опыт и успешно его применяют. Финские и шведские тренеры не ставят целью во что бы то ни стало выигрывать Турниры четырех, для них гораздо важнее планомерная, целенаправленная работа. А потом смотришь: их игроки выстреливают, вырастают в звезд.

- Александр Николаевич, верите в то, что, несмотря на проблемы, не перестанут в нашей стране появляться хоккейные таланты?

- Конечно, верю. Дарования у нас были, есть и будут. Но хотелось бы, чтобы меньше их терялось на пути к мастерству.

- А какое у вас в целом сейчас настроение?

- Деловое, бодрое. Замечательно, что у нас, ветеранов, есть возможность тренироваться и играть, и что болельщики помнят нас.

Андрей СОРОКИН

Газета «Хоккей Москвы» №9