Интервью с Борисом ВЕРИГИНЫМ

Борис ВЕРИГИН:

ЧЕРНЫШЕВ ПРОЗВАЛ МЕНЯ "ВОЛКОДАВОМ"

Имя Бориса Веригина знакомо не одному поколению воскресенских болельщиков. Кто не помнит защитника небольшого роста с отнюдь не богатырским телосложением, но постоянно заряженным на борьбу, участвовавшим во многих потасовках. Чего стоит эпизод, когда в середине восьмидесятых на матче с ЦСКА во время очередной стычки между игроками Веригин по всей площадке гонялся за Игорем Ларионовым, всячески желая разобраться с "перебежчиком". Борис с одинаковым успехом мог играть и в нападении, и в защите, и везде был полезен команде. В первую сборную СССР пробиться ему не удалось, а вот за второй состав команды он выступал неоднократно. Ныне Борис Юрьевич работает в воскресенской СДЮШОР, где учит хоккею мальчишек 2000 года рождения.

- Борис Юрьевич, в Нижнем Тагиле вы были защитником?

- Форвардом. В детстве все же впереди играть хочется (улыбается). Моим кумиром был Фирсов. На коньки меня поставил отец, он работал токарем в родном Нижнем Тагиле. Мне и ребятам папа сам делал клюшки, заливал каток. Когда мне  было лет десять, мы с  ребятами катались около Дома культуры, и нас приметил Валентин Иванович Богачев - в прошлом защитник "Спутника". Подошел, представился и пригласил в ДЮСШ.  Естественно, мы с радостью согласились, ведь играть в хоккей было мечтою. Там, я в мальчиках начал кататься, затем с юношами. Потом была молодежная команда, ее  тренировал Геннадий Григорьевич Чистяков. С ним весной 1970-го поехали в Новосибирск на финал первенства СССР. "Спутник" занял шестое место. Чемпионам стал ЦСКА, следом шли спартаковцы. Много ребят из тех команд, с которыми мы тогда играли, потом выступали в высшей лиги: Анисин, Лебедев, Коротков, Александр Голиков, Баринев, Сергей Глазов, Бодунов, …   

- Следующий сезон вы снова провели в "Спутнике", который в итоге вылетел из первой лиги, а также играли за сборную СССР на чемпионате Европы среди юниоров. Не там ли вас Эпштейн приметил?

- Возможно. Тот чемпионат до сих пор перед глазами, особенно решающий матч со Шведами. Кто побеждает, тому золотые медали. Николай Семенович впервые меня поставил в защиту. Думаю, удачно сыграл. В трех матчах из пяти меня признавали лучшим игроком. В первом матче, со сборной Финляндии, помню, шайба в зубы мне попала, кровь хлестала... "Заштопали" кое-как, гол даже удалось забить. Финал, увы, проиграли. Хозяева оказались сильнее. За них играли Матс Валтин, Роланд Эриксон, вторым вратарем был знаменитый Хегюста. Очень обидно было. Думал, прибьем шведов, и в Тагил вернемся героями! В раздевалке, после матча, как мальчишка ревел. До сих пор так обидно. Сколько играл, а ни одной золотой медали!  

Время летит очень быстро. Кажется, совсем недавно приехал в Воскресенск. Сначала было трудно, все незнакомо. Жил я на базе, где сейчас гостиница для хоккеистов. Спасибо Мишке Жарову и Гусеву Сергею. Здорово они меня поддерживали, помогали во всем. Царство им небесное. С Жаровым я в паре и начал играть …

-  Так началась ваша воскресенская эпопея. Сейчас, спустя много лет, есть о чем пожалеть?

- По большому счету - нет. Конечно, что-то надо было делать не так, где-то промолчать, в тень уйти. Да и с режимом аккуратнее нужно было. Сколько бед из-за этого вышло.  Хотя что сейчас говорить. Зато играл всегда с душой, бился до конца, невзирая на авторитет соперника. Воскресенск мне все в жизни дал. Правда сейчас другие времена. Дадут тысячу-другую долларов, и вперед. У нас чтобы вот так уйти - да никогда! Не знаю, пойме те ли вы меня?

- Конечно, пойму, Борис Юрьевич. Я ведь видел, как вы играли, отдавая всего себя. Есть чему нынешнему поколению у вас поучиться!

- Я всегда ребят заводил, подгонял, иногда кричал. Помню, в конце семидесятых в Свердловск приехали. "Автомобилист" играл старательно, азартно, а мы без огонька. Я завелся, кричал на всех. Игорь Ларионов, помню, разозлил меня. Все у него было: голова, руки, желание. А в том матче стоял, что называется. Но ничего, потом и он задвигался, и мы в итоге выиграли.

- В конце семидесятых в "Химике" наступил спад. Менялись тренеры, игроки. Пределом мечтаний было место в десятке…

- Сам вспоминаю те времена с неохотой. После прихода Ватутина в 1979-ом  году начались какие-то странные вещи. Помню,  играли в Ижевске. Я тогда не поехал - была травма позвоночника. "Ижсталь" на вылет стояла, нуждалась в очках. Вратарь наш перед игрой вдруг внезапно на недомогание пожаловался. "Попали"  0:2. По приезде в  Воскресенск решили отчислить ряд наших ребят, москвичей. Причина, как говорили тренеры - сдача матча. Игроки написали письмо на имя директора Химкомбината, в вышестоящую организацию в Москву…      Я сам по инстанциям ходил, за партнеров своих боролся, тем не менее, их отстояли. Позже узнал, что дело все же нечисто было…

- Знаю, что Вы закончили коломенский пединститут. Но ведь после него забирали в армию.  Вы же в армейских клубах не играли…

- Нет. После завершения учебы армейский вопрос стоял очень остро. Дошло до того, что некоторое время прятался на даче в Быково у  Альберта Иосифовича Замберга, который тогда был  начальника команды. Потом проблема разрешилась просто. Меня устроили преподавателем  физкультуры в марчуговскую среднюю школу. А это сельская местность, откуда педагогов  не брали в вооруженные силы. 

- Завоевав с "Химиком" бронзовые медали, спустя девять месяцев, вы покинули клуб.  Что произошло?

- Отчислил меня Владимир Филиппович Васильев Сезон 1984/85 начали неплохо, до конца предварительного этапа входили в тройку, но потом поздней осенью проиграли четыре игры подряд. А тут предстояла поездка на турнир в Швейцарию. Васильев с собой в воспитательных целях ряд игроков не взял. С трудом на три звена народу набралось. В Давосе высокогорье, на тренировках изматывались ужасно. В общем, сыграли безобразно, четвертое место из пяти заняли. По тем временам - провал очевидный. Там еще провели несколько товарищеских встреч. Когда вернулись в Воскресенск подошел ко мне Владимир Филиппович, приобнял слегка, и сказал: "Что-то, Борис, бойцов в команде не осталось…". Я все понял. С нашим защитником, что называется, "дрозда дали". Он  два дня "отдыхал", а я все четыре. Меня из команды отчислили, как "врага народа".

- Обидно было?

- Конечно. Все же для "Химика" сделал, как мне кажется, немало. Трудные времена начались. Однако летом 1985-го  последовало приглашение от тренера электростальского "Кристалла" Валентина Михайловича Григорьева, на которое я ответил согласием. В своем первом электростальском сезоне провел 55 игр и забросил 7 шайб. Потом снова оказался в Воскресенске, где начал заниматься с молодежью. Опять не самая лучшая полоса в жизни. С деньгами проблемы, с жильем. На полу, образно говоря, с моей супругой Наташей  спали. Я всю жизнь ей буду благодарен за то, сколько хорошего она для меня сделала. Нужно сказать спасибо Жене Ларионову, он пригласил меня играть за ветеранов.

- А как возник вариант с последним  возвращением в "Химик"?

- Позвали выступать за Луховицы. Осенью в нашем дворце играли со вторым составом "Динамо" на чемпионат страны. "Сокол" в тот сезон (1993/94 - примечание А.С.) выступал во второй лиге. Сыграли вничью. Подходит ко мне Саша Морозов, администратор "Химика" и говорит: "Геннадий Николаевич Сырцов помочь попросил". Я согласился. А через несколько дней вместе с командой отправился в выездное турне. За "Химик" я в итоге отыграл два сезона. Начал и третий, но потом решил все же закончить.

- Но не с хоккем…

- Поиграл еще осенью 1996-го в "Ижстали", принимал участие и в ветеранских встречах. И вот в конце декабря Михаил Шикин, с которым в Электростали мы вместе играли за ветеранов, позвал в "Кристалл". У них предстоял переходный турнир. Говорит: "Я знаю, ты молодых подстегнуть сможешь, помоги". Отстояли место среди сильнейших. На следующий год поехал в новоуральский "Кедр". Затем выступал в Луховицах, с девяносто восьмого по девяносто девятый год, где провел матчей десять. Мне уже сорок пять лет исполнилось, и с большим хоккеем я окончательно закончил. Потом я стал играть за "Вастомъ" в любительской лиге. 

- Слышал, вас прозвали "Волкодавом"…

- Ну, это не они придумали (смеется). Так меня назвал Аркадий Иванович Чернышев. Я как раз один из первых своих матчей провел за "Химик" против московского "Динамо", которым он тогда руководил. В защите удачно сыграл, бился как черт. Вот он так и меня прозвал.

- Вы уже седьмой сезон работаете в детско-юношеском хоккее…

- Сейчас веду ребятишек 2000 года рождения, им по 13 лет. Честно скажу, первое время было очень сложно. Часто возникали проблемы с родителями, но сейчас все стабилизировалось. Контакт установлен хороший, в тренерские дела больше не влезают (улыбается). Мне в работе с этого сезона Александр Сергеевич Ерохов помогает. Он знающий специалист, и в прошлом году выпустил ребят 1996 года рождения.

- Сейчас дети встают на коньки иногда уже с трех лет. Это правильно?

- Как-то беседовал с канадскими специалистами, те сказали, что ничего страшного нет. Главное - было бы желание самих детишек, а не только их родителей. Точнее говоря, хорошо, когда сам мальчонка хочет играть, и хоккей ему в радость. Главное, начинать не резко, а постепенно. Родители, порою, сразу начинают" "давай, давай, вперед пошел…". У паренька слезы выступают, а им хоть бы что. Неправильно это. Нельзя из-под палки заставлять играть.

- Ныне воскресенский хоккей переживает не самые лучшие времена…

- Не стало команды мастеров, ребятне не у кого учиться. Вы видели, что детишек на играх становится все меньше и меньше. Была бы в городе сильная команда, все бы сложилось по-иному, и это обидно.  К тому же существует вечная проблема переходов. Вы посмотрите, к примеру, на ЦСКА - там, по существу, играет сборная, как во взрослом хоккее во времена Тихонова и Тарасова.

И еще момент. Как-то говорил с Александром Гусевым, знаменитым защитником ЦСКА. То вспоминал, что записываться в ЦСКА приходило по 500 (!!!) человек. Был отбор, и оставались сильнейшие. Сейчас везде, можно сказать, идет набор, и, конечно, масса других развлечений. В мое время в Тагиле мы уходили со двора чуть ли не в начале первого ночи, играли до последнего. Сейчас площадок очень мало. Дворы пустуют. Раньше сами родители с детьми площадки готовили, и отношение было другое. К тому же у нас в городе дети идут не только в хоккей. Есть секции боевых единоборств, каратэ, у-шу. В Воскресенске льда катастрофически не хватает. У нашей команды первая тренировка начинается в семь тридцать утра. Последняя - вечером. Тяжело, что и говорить.

- Выход в новом катке?

- Конечно. Ждем. И еще хочется иметь зал для занятий игровыми видами спорта: футбол, волейбол, баскетбол. Наш город обошли уже Дмитров, Ступино, соседняя Рязань…

- Сегодня областные команды играют в отдельном турнире.

- Руководство Федерации хоккея хочет развивать игру, и это, без сомнения, правильно. Чем больше матчей, тем лучше. Но, как мне кажется, лучше  играть параллельно в двух турнирах - регионе "Центр" и Открытом первенстве Москвы. Встречи с сильными командами могут дать многое. Не так давно мы с ЦСКА достойно бились, уступив со счетом 2:4, обыгрывали "Локомотив" 5:4, тех же армейцев  4:3. "Спартак"  1:0. Но все упирается, как я понимаю, и в финансы…

- У вас в команде ребята не только из Воскресенска?

- Из разных городов - Рыбинска, Ростова-на-Дону… Кто-то в интернате живет, кто-то вместе с родителями снимает квартиры. Им  трудно, но для детей они готовы на многое. Срываются с насиженных мест и приезжают к нам в Воскресенск. Значит, имя "Химика" для них еще что-то значит!

- Пройдет еще несколько лет и ваш год станет выпускным. Что главное?

- Конечно, далеко не все сумеют найти себя во взрослом хоккее. Но для меня главное, чтобы дети стали настоящими людьми, честными, порядочными. И надеюсь, что спорт, а не телевидение, поможет ребятам встать на правильный жизненный путь!

Газета "Хоккей 6+" №7