Путь в мастера. Интервью с Владимиром ЛУТЧЕНКО

Владимир ЛУТЧЕНКО:

НА ТРЕНИРОВКИ ВСТАВАЛ В ЧЕТЫРЕ УТРА

Двукратный олимпийский чемпион Владимир Лутченко, которому 2 января исполнилось 65 лет, делал первые шаги в спорте в родном подмосковном Раменском. А затем воспитывался в столичной армейской школе.

- Владимир Яковлевич, совсем не близким был ваш путь от дома до арены на Ленинградском проспекте, а ведь его приходилось проделывать регулярно, чтобы играть, тренироваться...

- Да, приходилось вставать в 4 утра, так как в 7 начиналась тренировка. После Раменского, где я играл на первенстве Московской области, еще какое-то время успел позаниматься в Воскресенске. А этот город все-таки поближе к Раменскому, чем Москва. Можно было бы, наверное, и там оставаться. Ведь в Воскресенске уже тогда была хорошо известна команда мастеров. Но катки с искусственным льдом имелись только у двух команд - "Спартак" и ЦСКА. Это сильно привлекало. Потому что не хотелось все время ждать, когда же, наконец, наступит зима, и зальют лед. В "Спартаке" или ЦСКА кататься можно было хоть круглый год. А играть хотелось всегда.

- Почему из двух этих московских команд вы выбрали именно ЦСКА?  

- А я, как раз, наоборот, приехал сначала в "Спартак". Раменское - это же Рязанское направление, и по пути попадают раньше Сокольники. И мы с другом, баскетболистом, отправились туда. Это было, наверно, в конце августа, Уже все команды тренировались, а тут, смотрим - тишина, никого нет. Как выяснили потом, спартаковская школа базировалась не в Сокольниках, а чуть дальше - на Ширяевом поле. Но нам этого никто не объяснил, и мы поехали в ЦСКА. Там меня сразу приняли в команду. А вот другу не повезло. Зал игровых видов был закрыт, друг махнул рукой и вернулся домой. Судьба у него потом вообще сложилась трагически, его уже нет давно. Очень жаль! В баскетбол он здорово играл. Со мной, кстати, в одной команде. Мы с ним двумя центровыми были.

- Так вы могли и баскетболистом стать?

-  Я и в футбол организованный в Раменском играл на месте центрального защитника. Да все ребята тогда, наверное, зимой в хоккей играли, летом - в футбол. Валера Харламов, например, в футбольном первенстве Москвы играл за "Метрострой". Но выбрал я все-таки именно в хоккей. Когда в ЦСКА взяли и сразу же форму выдали, был счастлив до того, что всю ночь уснуть не мог.

- Можете представить, чтобы современный пацан ездил на тренировки в ЦСКА из Раменского?

- Так, как я ездил - нет, конечно. На электричке - зайцем. Откуда было взяться деньгам на такую дальнюю дорогу? Мать 10 копеек давала. Она нас с сестрой одна воспитывала. Целый день на заводе пропадала: прокормить детей как-то надо. Она вообще-то была против моего увлечения, особенно когда я с фингалом домой проходил. Что, мол, тебе, этой хоккей - иди лучше к нам в цех работать.

Так вот мы, пацаны, ездившие в электричке без билета, всегда ситуацией владели: видели, когда контролеры появляются - сначала впереди них шли, а на остановке два вагона назад перебегали (смеется). А в метро через турникеты осторожно перепрыгивали.

 На машинах на тренировки никого, конечно, не возили. Родители работали, и все ребята приезжали самостоятельно. Не было такого, как сейчас родительского ажиотажа. Школу из родителей опекали Борис Сергеевич Харламов, Михаил Григорьевич Анисин, еще один-два человека. Тренировались мы 3-4 раза в неделю. Но все были ребятами дворовыми, и каждый где-то еще катался. Было много катков, а еще просто заливали лед на любой лужайке, где только можно. Играли во все игры, даже в "казаки-разбойники".

- Чем особо запомнилась ваша команда ЦСКА 1949 года рождения?

- Тренировал ее неизменно Виталий Георгиевич Ерфилов. Он много работал с нами индивидуально. Особое внимание уделял катанию. Учил думать на площадке. Сейчас упор делается на отработанные схемы, на то, кто куда должен поехать. У нас же все шло от головы, от способности самостоятельно принять правильное решение. Это - подход Тарасова, а он курировал школу, создавал направление в ее работе. Приходил на игры команд школы, присутствовал на собраниях, других мероприятиях, где озвучивал свои мысли.

Ребята все это видели, а потом оставались посмотреть тренировки мастеров. В нас с юных лет вселялся дух победителей. Для команды любого возраста второе место считалось неудачей.

В первенстве Москвы мы выступали двумя звеньями. Состав нашего стабильно выглядел так: в паре со мной Андрей Холин, тройка нападающих Леонид Поляков - Борис Ноздрин - Юрий Блинов. Яркое звено было, микроматчи свои мы обычно выигрывали. В 1965-м несколько ребят нашего состава, выступая за команду годом старше, стали чемпионами СССР среди юношей. Финальный турнир проходил тогда в Москве, в "Сокольниках", и в решающем матче за первенство мы победили считавшихся фаворитами хозяев льда во главе с Владимиром Шадриным - 5:2. Через два года примерно тем же составом выиграли и молодежный чемпионат страны. На том мои юниорско-молодежные годы завершились. Спустя еще год я впервые получил золотую медаль уже взрослого чемпионата СССР.

- Вы ведь не только воспитанник школы ЦСКА, а по окончании карьеры еще и ее многолетний директор...

- В адрес ЦСКА порой звучали обвинения в том, что клуб переманивал в свои ряды сильнейших игроков из других команд. Но, позвольте, чья школа воспитала больше звезд, чем армейская?

Назначить директором СДЮШОР ЦСКА меня рекомендовал Юрий Иванович Моисеев, а Виктор Васильевич Тихонов утвердил это предложение. Вскоре после этого на одном из совещаний мне поручили подготовить справку о числе наших воспитанников в других, без учета самого ЦСКА, клубах, существовавшей тогда высшей союзной лиге. А в ней выступали 12 команд. Компьютеров тогда не было, и мне пришлось поднимать разные папки. Человек 40, кажется, тогда насчитал. Не говоря уж о младших лигах.

Школа ЦСКА хорошо работала во все времена. В тренерский состав входили многие выдающиеся мастера: тот же Моисеев, Владимир Брежнев, Владимир Викулов, Гена Цыганков, Александр Палыч Рагулин, Александр Николавич Виноградов и другие.

В годы моей юности в хоккей приходили лет с 10-12, теперь - с семи. Раньше был отбор мальчишек, которые очередь от метро "Аэропорт" занимали. В отборе вместе с возглавлявшим школу Вениамином Михайловичем Быстровым и тренерами, участвовал Тарасов, который привлекал к этому мероприятию и нас, игроков команды мастеров - того же Рагулина, Михайлова, Петрова, Харламова... Целая комиссия решала, кого принимать в школу. Бум был настоящий!

А в мою бытность директором был уже недобор - не всегда положенные 20 игроков на каждую команду находились. Потом уже, в ходе сезона, кто-то еще приходил, велась селекционная работа.

Но времена менялись, а ЦСКА всегда держал марку.