Хоккейные династии. Интервью с Максимом ПЕТРОВЫМ

Максим ПЕТРОВ:

СПОРТ УЧИТ ДИСЦИПЛИНЕ И УВАЖЕНИЮ К СТАРШИМ

Когда-то слава великой тройки Михайлов-Петров-Харламов гремела на весь Советский Союз. Сегодня их заслуги помнят и ставят в пример молодому поколению. О том, как важно сохранить семейные ценности и уважение к старшим объяснил сын великого Владимира Петрова Максим. В интервью нашему корреспонденту он рассказал о своей спортивной карьере, взаимоотношениях с отцом и сравнил нынешний хоккей с ледовыми баталиями прошлого.

- Зная вашу легендарную спортивную династию, наверняка у вас не стоял выбор идти в хоккей или нет. И все же расскажите, как начиналась ваша спортивная биография?

- Складывается такое ощущение, что на начало моих занятий хоккеем повлияла моя бабушка. Сначала она водила меня на стадион, который был у нас в Красногорске, где я катался еще на двухполозных коньках. Потом я ходил играть в хоккей на пруд, который был рядом с домом. В первой части своей спортивной юности я был, можно сказать, самоучкой. У отца тогда не было возможности заниматься моим хоккейным воспитанием, поскольку он сам тренировался.

- Когда начались ваши осознанные занятия хоккеем в спортивной школе?

- Когда мне было 10 лет, я пришел в СДЮШОР ЦСКА. Моим первым тренером был Александр Виноградов, но работал он с нами совсем немного. Потом команду принял Эдуард Иванов, который большую часть времени был нашим наставником. Когда я только начинал играть, мы жили в Красногорске, где я учился в школе. Сначала меня возили на тренировки, а потом уже добирался сам. Где-то после седьмого класса я перешел в 704 школу, куда нас перевели чуть ли всей командой, и мы уже могли совмещать хоккей и учебу. Однако и здесь были свои трудности, поскольку приезжие ребята жили в пансионате, а мне приходилось каждый день вставать в шесть утра и ехать в школу, а потом идти на тренировку. Когда я закончил СДЮШОР, то пришлось поменять вид спорта. Получил предложение перейти в хоккей с мячом и вернулся в Красногорск. Поиграл три сезона за "Зоркий", завоевал титул чемпиона СССР, стал обладателем кубка СССР, участвовал в чемпионате мира по хоккею с шайбой среди юниоров, где мы заняли третье место. В 1989 году я уехал в Швецию играть в бенди, где провел пять сезонов, а затем на год переехал в Финляндию. По возвращении в Россию пытался играть в футбол, выступал за ЦСКА (дубль), а потом опять в шайбу за вторую армейскую команду. 2001 год стал завершающим в моей спортивной карьере, меня тогда пригласили выступить на "Кубке Спартака", после чего я ушел из большого спорта.

- Желания продолжить спортивный путь в тренерской карьере не было?

-  Честно говоря, никогда не было желания кого-либо тренировать, поскольку те переживания, которые ты испытываешь в качестве тренера, намного сильнее чем те, которые ты испытываешь в качестве игрока. Наставник чувствует на себе огромную ответственность, как за себя, так и за своих подопечных. Тем не менее, я пытался работать с юными хоккеистами в Швеции. Получалось неплохо, но большого желания продолжать свою деятельность в этом качестве не было.

- С кем из известных игроков вы начинали свою спортивную карьеру и поддерживаете ли вы с ними отношения на данный момент?

- Надо сказать, что ребята, с которыми я занимался в СДЮСШОР и по сей день работают в ЦСКА. А вообще могу выделить Олега Пахомова, Сергея Суяркова, мы вместе тренировались с раннего детства. Чуть позже с Дальнего Востока приехал Александр Могильный, мы с ним до сих пор поддерживаем хорошие отношения. Еще в одно время со мной тренировался Сергей Федоров, Алексей Ивашкин, Игорь Малыхин. На два года младше нас был Паша Буре, с которым  мы учились в школе.

- Можете выделить какой-нибудь турнир, который вам запомнился больше всего?

- Наверное, это был чемпионат мира среди юношей в 1988 году в Финляндии. Это был очень ответственный момент, так как мы защищали честь страны. Помню, как играл гимн, на наших костюмах  крупными буквами было написано СССР - это были потрясающие ощущения. Конечно, мы сильно волновались, ведь было нам всего по 17 лет, и это был второй раз, когда я выехал за границу. Первый был в 1986 году с командой мастеров по хоккею с мячом "Зоркий". Ведь это сейчас Финляндия для нас уже и не заграница, а тогда были совершенно другие ощущения. Кстати еще из крупных соревнований был Кубок мира 1987 года, проходивший во дворце спорта "Олимпийский" - можно сказать, что это был опыт первых международных соревнований.

- Расскажите о том периоде, когда вы жили заграницей. Чем он особенно запомнился и какими были впечатления от тех стран?

- В то время у нас в стране был процесс перестройки. Конечно, в государстве тогда было не все хорошо, и это также коснулось спорта. Надо сказать, что люди, которые жили за границей, имели больше возможностей во всех отношениях: покупок разнообразной одежды, еды и многого другого. Поэтому лично мне всегда было интересно, как там. Тем не менее, жизнь в тех странах немного другая - более монотонная, спокойная, размеренная. Люди никуда не спешат и меньше тратят свои нервы.

- Тоска по родине была?

- Конечно, я каждые полгода приезжал в Россию. Было нелегко, тем более, что я все это время был один. Это были 1993-94 годы, то есть время, когда большинство российских клубов отправило заграницу своих игроков. И на тот момент около ста хоккеистов играли в странах Европы, а уже чуть позже стали уезжать и в Америку.  

- Повлиял ли отец на вашу спортивную карьеру?

- На меня нет, на других - да (улыбается). Причем это давление ощущалось на мне довольно негативно. Должен сказать, что я вообще не завидую детям великих родителей. К примеру, меня всегда "тыкали носом" на все мои ошибки и на любом уровне сравнивали с отцом. Наверное, если бы в то время никто не знал, что я сын великого Владимира Петрова, может быть, и относились по-другому, и я бы заиграл на более высоком уровне. Случались даже ссоры с тренерами и игроками, поэтому положительно слава отца на мне не сказалась - вдвойне приходилось доказывать, что ты отдельная личность, а его заслуги никак на тебя не влияют. 

- А черты характера отца передались вам?

- Конечно, и одна из основных - это упертость. На хоккейной коробке это, конечно, помогает, а в обычной жизни иногда и мешает, но приходится работать над этим.

-   Замечаете ли вы, как изменилось отношение родителей к тренировочному процессу и спортивным результатам детей с момента окончания вашей спортивной карьеры? Почему папы и мамы стали так часто вмешиваться в работу наставников команд?

- Понимаете, хоккей ведь можно сравнить с образовательной школой, а туда мы не приходим на уроки, чтобы указывать учителям, как надо учить наших детей. В спорте то же самое: тренер - такой же преподаватель, который учит юных хоккеистов спортивным навыкам. Я вспоминаю свое детство, и могу сказать, что наши родители в то время были одним коллективом, где не было никаких распрей. Хотя конкуренция и тогда была очень сильной, взаимопомощь и взаимопонимание среди мам и пап присутствовали постоянно. Я не знаю, как складываются родительские коллективы сейчас, но считаю, что они слишком много внимания уделяют спортивным успехам детей. К сожалению, большинство из них не понимают, что 90 процентов ребят не станут хоккеистами, а большого успеха достигнут лишь единицы. Поэтому главный упор сейчас нужно делать на образование, чтобы дети были грамотными и разносторонне развитыми. Нередко замечаю, что ребенок не хочет играть в хоккей, а родители ведут его на тренировку против желания. Кстати еще меня особенно возмущает, когда идет юный хоккеист, а мама за ним тащит его спортивный баул. Мне папа всегда говорил: любишь кататься, люби и саночки возить. И это очень правильное выражение, ведь если вы воспитываете хоккеиста, то приучайте его быть самостоятельным и ответственным во всех вопросах.

- Что вы можете сказать о продолжении уже своей хоккейной династии?

- Знаете, у меня старшему сыну сейчас 23 года, и я в его детстве, также водил в хоккейную секцию. Вскоре понял, что он там просто мучается, поэтому дал ему возможность сделать собственный выбор, и он поступил в институт, который также успешно окончил. Дело в том, что нельзя равнять всех под одну гребенку, поскольку все люди разные, а их таланты и способности также отличаются. Детей сейчас ставят на коньки очень рано, и они еще просто не осознают важность и необходимость этих занятий. У меня сейчас младшему сыну 3,5 года, и я пытался поставить его на коньки. Но быстро понял, что ему еще не хочется кататься, а заставлять его не вижу никакого смысла.

- Тем не менее, хотели бы, чтобы он в будущем посвятил свою жизнь хоккею?

- Конечно, хотел бы, но я не столько стремлюсь сделать из него хоккеиста, сколько человека, который будет любить спорт. Для меня это важно, так как я понимаю, что хоккей - это огромный труд. И большинство детей из-за этого просто лишены детства, чего я не хочу для своего сына.

- Как хоккей в целом повлиял на вашу жизнь, судьбу, характер?

- Вообще для меня хоккей - это ВСЕ. Я даже сейчас не представляю себя без спорта, и 3-4 раза в неделю тренируюсь и играю за любительские команды. Что касается характера, то спорт привил мне дисциплину и уважение к старшим, чего, увы, нет у молодого поколения. На мой взгляд, обидно очень, ведь эти две вещи должны присутствовать, несмотря на то, занимается человек спортом или нет. И в первую очередь это должны прививать родители, потому что обстановка в семье всегда проецируется на детях.